Чрезмерное внимание к еде — что мне есть? сколько я должна съесть? как часто мне есть? — может вызвать хроническое несварение желудка.

Усвояемость еды

Одна женщина, настаивала на том, что не может есть клубнику, потому что она ей не усваивается. Её подруга не согласилась — это просто привычка твоего ума.
Однажды, когда её желудок был уставшим или по какой-то другой причине в плохом состоянии, клубника не усвоилась. С того времени, она считала само собой разумеющимся, что не может есть клубнику.
Когда подруга сумела её убедить, что вера в не усвояемость клубники, просто её собственная идея, а на самом деле это не так, она смело съела тарелку клубники. Однако, той ночью она проснулась с расстройством желудка, а на следующее утро сказала: «Видишь, я же говорила тебе, что она мной не усваивается».
Но её подруга ответила: «Ты, конечно же, ждала, что она сразу усвоится, не так ли? Теперь попробуй её съесть сегодня ещё раз.

Девушка была достаточно умна, чтобы захотеть есть клубнику и была готова внести свой вклад, чтобы приспособиться к этому. Поэтому она попробовала снова и съела её на следующий день. А теперь она может есть её каждый день прямо в клубничный сезон.

Этот факт, стоит понять и на него обратить внимание. Если мы подвержены идее о том, что какой-то продукт нами не усваивается, всякий раз, когда мы думаем о том, что мы едим, желудок сокращается.

Если наш желудок сжимается, просто при упоминании пищи, которую мы считаем нами не усваиваемой, конечно, они будут сжиматься ещё больше, когда мы её едим. Естественно, наши пищеварительные органы будут сокращаться, что происходит от нашего отношения в уме, и, конечно же, пища, по-видимому, не усвоится.

Возьмём, к примеру, людей, которые родились с особыми пренатальными впечатлениями о своей еде.

Одна женщина не могла есть ни молоко, ни сливки, ни масло, ни что-либо с молоком, сливками или маслом. Казалось, она гордилась своей антипатией к молоку и сливкам. Она показывала это во всех случаях, когда могла сделать это. И даже не пыталась это преодолеть. Но, совершенно точно, подобное пренатальное впечатление можно преодолеть так же полностью, как и личное впечатление, хотя это может занять больше времени и потребовать более настойчивых усилий.

Эта анти-молочная дама каждый день на работе подчёркивала свою борьбу с молоком и сливками. Тогда как, если бы она приложила ту же самую энергию, чтобы уменьшить сопротивление молоку и сливкам и использовала свою волю в нужном направлении, то помогла бы себе во многих отношениях, в том числе в получении умения принимать очень здоровую пищу.

Мы не можем иметь одно сокращение без того, чтобы его влияние не тянуло за собой многие другие. Мы не можем сосредоточить своё внимание на отказе от одного сокращения, не оказав влияния этого усилия на многие другие отношения.

Понаблюдайте за людьми, когда они отказываются от передаваемой им за столом пищи. Вы можете увидеть, отказываются ли они, и в то же время их желудки сжимаются против пищи, или просто отказываются вообще без всяких сокращений. У некоторый женщин, которые отказываются от не принимаемой ими еды, на лицах появляется выражение мягкой ненависти. Оно их выдаёт.

Теперь ещё один факт — сокращение желудка к одной форме пищи, будет мешать хорошему усвоению другой формы.

Если нам передали цветную капусту и наш желудок ей воспротивился, как мы можем ожидать, что он вовремя восстановятся от этого сокращения, и полностью переварят следующий овощ, который нам очень может понравиться?

Можно сказать, что мы переходим к овощу, который нам нравится, и это немедленно противодействует предыдущему сокращению к не понравившемуся овощу. Это верно только в некоторой степени, поскольку сокращение к цветной капусте присутствует в задней части нашего мозга, всё время воздействуя на наш желудок, пока мы фактически сознательно не используем свою волю, чтобы его отбросить.

Один человек был очень обеспокоен расстройством желудка и сильно страдал от этого. Однажды он пошёл обедать с несколькими близкими друзьями. Перед началом обеда хозяйка с улыбающимся лицом сказала: «Тебе, Михаил, я бы посоветовала не осторожничать с этим обедом, ты не съешь ничего, что не сможешь переварить».

Хозяин же эхом отозвался: «Да, Мишь, всё, что будет на этом столе, полезно для твоего пищеварения».

Слова произвели очень радостное впечатление на Михаила. Сначала было доброе, отзывчивое дружелюбие со стороны хозяев, а затем сильное предположение, что их еда ему не повредит. Потом, пока они были за столом и много позже, была очень весёлая и интересная беседа. Михаил плотно поужинал, и, верные словам хозяина и хозяйки продукты ему не навредили. И все же во время этого ужина, хотя и были приняты все меры для того, чтобы он был полезен, были поданы блюда, которые при других условиях были бы для него не усвояемыми.

Хотя мы должны стремиться всегда есть полезную пищу, на самом деле проблема заключается не столько в еде, сколько в том, как мы к ней относимся и как её проверяем.

излишняя_суета_еда

Суета в еде

Все сокращения, которые происходят из-за суеты с едой, мешают нашему кровообращению. Вмешательство в наше кровообращение делает нас склонными к простуде. И можно с уверенностью сказать, что более половины имеющихся у женщины простудных заболеваний, главным образом вызваны неправильным питанием. Как у бабушки, которая ищет свои очки, когда они всё время находятся у неё на лбу, — то, как женщины излишне суетятся о своей еде, а затем удивляются, почему они не могут выдержать сквозняков.

Нет никаких сомнений в том, что наша пища, прежде чем она попадёт в наши желудки, должна быть тщательно пережёвана. Несомненно, что первый процесс пищеварения должен быть во рту. Вкус, который мы получаем от нашей пищи, при пережёвывании должным образом — гораздо сильнее. К тому же, это помогает хорошему перевариванию.

Всё это, если делать правильно, невозможно переоценить. Но есть крайность, о которой, может быть раньше и не думали, но у которой, к счастью, есть, иллюстрирующий её пример.

Одна женщина, можно сказать, была помешана на своём здоровье. Она занималась всевозможными вопросами здоровья с такими мелкими подробностями, что, казалось, потеряла всякое представление о том, почему мы должны быть здоровы. Одним из её способов подчёркивания важности пути к здоровью, было очень тщательное пережёвывание пищи.

Она жевала и жевала, жевала, и жевала, и в результате так напрягала свой желудок, что вызывала сильное несварение желудка. Просто в результате чрезмерных усилий по пищеварению. Это конечно, случай довольно редкий и сам по себе выпадает из обычного. Но не уникальный.

Чрезмерный акцент на «Что мне есть? Сколько я должна съесть? Как часто мне следует есть? Когда я должна есть? Как я буду есть?- излишнее внимание к этим вопросам может вызвать хроническое несварение желудка, так же как безрассудное пренебрежение ими может расстроить хороший, крепкий желудок.

Женщина, которая жевала до несварения желудка, тоже излишне суетилась, постоянно говоря о нездоровой еде. Её завтрак, который она ела одна, был, возможно самым сухим блюдом в мире. Чтобы лишить её здорового смакования принимаемой пищи, было достаточно просто посмотреть на неё.

Смакование пищи — один из самых благословенных даров. Когда мы наслаждаемся едой, наш желудок может её переваривать. Когда мы этого не делаем, наш желудок не вырабатывает, необходимые для наиболее здорового пищеварения, секреции. Постоянная суета с едой лишает нас удовольствия. Прожорливое поглощение пищи лишает нас удовольствия.

Смакование вкуса деликатный подарок, и мы действительно его уважаем. И если мы не ухудшаем его в корыстных целях, ни убиваем с корыстной брезгливость, оно растёт и находится на своём месте, как и любое другое мелкое восприятие. И так же сильно полезно для здоровья нашего тела, как более острые и глубокие восприятия полезны для здоровья наших умов.

Тогда возникает вопрос о том, чтобы убедиться, что наши желудки, прежде чем мы дадим им какую-либо работу, хорошо отдохнули, и быть уверенными, что мы достаточно спокойны после еды, чтобы дать нашим желудкам лучшую возможность начать свою работу.

И здесь одна крайность так же вредна, как и другая. У одной женщины было то, что можно назвать постоянным представлением о здоровье. Она, в течение получаса после обеда, всегда сидела в вертикальном положении в кресле с высокой спинкой и отказывалась разговаривать, чтобы «пищеварение могло начаться должным образом.

Наверно желудок ей говорил: «Родная, когда ты уделишь мне особое внимание — я начну свою работу, между прочим свою, не твою!»

Фактически, это и происходило. Сидение в вертикальном положении и сознательное ожидание, когда пища начнёт перевариваться, то есть чрезмерное внимание к тому, что не является вашим делом, сжимает ваш мозг, сжимает ваш желудок и прекращает его работу.

Наше дело правильно выполнить определённые условия. Некоторые люди делают это, просто тихо сидя после еды и говоря о своих различных интересах. Любой желающий может выполнить нужные условия должным образом, просто сохраняя немного тишины, имея некоторые приятные беседы, читая интересные истории или принимая жизнь легко в течение получаса. Если работа должна начаться сразу после еды, начинайте её тихо.

Но эта идея, что наше дело заботиться о рабочих функциях своих желудков — назойлива и вредна. Мы должны выполнить нужные условия и забыть о желудке. Если наши желудки напоминают нам о себе каким-то дурным поведением, мы должны искать причину и исправлять её. Но, ни в коем случае, не должны думать, что причина обязательно в еде, которую мы съели.

Это может быть, и, вероятно, часто, полностью связано с этим. Быстрое, резкое сопротивление чему-то сказанному, часто будет причинять расстройство желудка. В таком случае мы должны перестать сопротивляться и не винить еду.

Однажды собаку заставили проглотить вместе с пищей маленькую пулю, а затем сделали рентген живота, чтобы можно было с помощью пули наблюдать за процессом пищеварения. Когда собака злилась, пуля останавливалась, а это означало, что пищеварение прекращалось. Когда собака была чрезмерно возбуждена, пищеварение опять же прекращалось. Когда она успокаивалась, всё продолжалось.

Есть много причин, почему мы должны научиться встречать жизнь, без ненужного сопротивления, и здоровье наших желудков не наименьшая.

Нервное переедание

Большинство людей удивятся, если узнают, сколько ненужного напряжения они испытывают, переедая. У нервно больной был очень большой аппетит. За обедом она съедала две, иногда даже три порции мяса и овощей. Она думала, то, что она считала своим очень здоровым аппетитом, было большим благословением для неё. Она считала, так много хорошей, питательной пищи должны помочь ей выздороветь. И всё удивлялась, почему не помогает.

Правда в том, что у этой больной был нервный аппетит. Мало того, что ей не нужна была одна треть из съеденной еды, так ещё две оставшиеся трети причиняли ей вред. Налог, который она платила своему желудку, чтобы переваривать так много пищи, каждый день истощал её нервы, и, конечно, лишал её разума. Так что она ела и ела, плакала и плакала от нервной депрессии.

переедание

Когда её подруга сказала, что ей станет гораздо лучше, если она будет есть намного меньше, она поняла, что правильно есть только одну порцию чего-либо, независимо от того, насколько сильно она хотела другого. Очень скоро она увидела пользу и убедилась в том, что плохо себя чувствовала от переедания. Прошло не много дней и она не захотела второй порции.

Нервный аппетит не редкость даже среди женщин, которые чувствуют себя довольно хорошо. Вероятно, среди всех сытых мужчин и женщин, нет и половины, которые не были бы здоровее, если бы ели меньше.

Есть пищевая концепция, которую нужно искать и каждый, уделяя немного разумного внимания задаче, может её немного смягчить.

Я не люблю яйца. Я устала от них. Я съела так много мороженого, что мне стало плохо, и с тех пор боюсь даже думать о нём.

Расслабьтесь, прекратите сокращение, представьте, что вы никогда раньше не пробовали мороженое, и постарайтесь съесть немного — не ради мороженого, а ради того, чтобы вырвать эту проблему из желудка.

Вы скажете — может ли каждый есть всё?

Ответ — да. Всё, что действительно хорошая, полезная пища, подойдёт любому.

Но, вы скажете: Разве вы не допускаете разницу вкусов?

Ответ на этот вопрос: «Конечно, мы можем любить одни продукты больше, чем другие, но есть радикальная разница между непредвзятыми предпочтениями и предвзятыми неприязнями».

Если мы выполним самые простые условия, а затем оставим их в покое, с нашими желудками всё будет в порядке. Если мы будем относиться к ним правильно, они скажут нам, что хорошо для них, а что плохо. И если мы будем только обращать внимание, подчиняться им как само собой разумеющемуся, а затем забывать про них, не нужно будет больше суетиться о еде и уменьшится нервная раздражительность.